Власти не выгодны смелые и креативные люди 

Недавно в сети Интернет гуляла фраза, которая снискала массовое одобрение. «Я не против, чтоб мой сын отдал долг нашему государству в армии, но за роды я заплатила сама, за сад сама, за школу сама, за обучение сама, кормила, одевала, лечила сама. Откуда долг, не пойму?»Так что же мы должны государству? За что мы должны государству? А что государство должно нам?

Участники дискуссии:

Ирина Долгушина, руководитель медиа-группы «Столица 24», доцент СФУ

Егор Задереев, ведущий научный сотрудник института биофизики СО РАН, кандидат биологических наук, доцент СФУ

Андрей Селезнев, историк, первый секретарь крайкома коммунистической партии «Коммунисты России»

Юрий Тяжельников, член совета ассамблеи Красноярского края, доцент, кандидат медицинских наук

Вячеслав Власенко, главный редактор информационного вещания телекомпании Центр-Красноярск

Государство для людей, или люди для государства? Так можно кратко обозначить альтернативу западной или традиционной модели образа государства. Как показало социальное социологическое исследование, россияне, в массе своей, отдают предпочтение последней модели. Россияне ставят интересы общества выше, чем интересы отдельного человека, а пожертвовать собственными интересами ради всеобщего блага всегда считалось делом праведным и заслуживающим уважения со стороны общества.

Недавно в сети Интернет гуляла фраза, которая снискала массовое одобрение. «Я не против, чтоб мой сын отдал долг нашему государству в армии, но за роды я заплатила сама, за сад сама, за школу сама, за обучение сама, кормила, одевала, лечила сама. Откуда долг, не пойму?»

Так что же мы должны государству? За что мы должны государству? А что государство должно нам?

И вообще, государство – это кто? Какое место занимает в нем власть, и как к ней относиться? И что мы должны именно ей?

Долг государству или Родине?

Ирина Долгушина не согласна, что долг следует отдавать государству, ведь есть еще понятия «Родина» и «Отечество».

«Эти бизнес-отношения, «Я-государство», «я заплатила», неверны. Не «заплатила», а пусть послужит Родине, защищая Россию-матушку. Давайте сразу определимся. Моя позиция: безусловно, государство – для людей. Все нормально. А вот как у нас в России получается – вопрос для дискуссии».

Государство же, по мнению прочих участников, думает иначе. Это люди – для него, чтобы сделать государство сильным.
Но кто же это загадочное «государство», кто так думает? Президент России? Возможно, «государство думает», как некая система мер, которая дает какие-то права и какие-то обязанности.

«Допустим, если привести пример о силе государства… с одной стороны, государство Монако. Оно сильное, или нет? С ним считаются соседние государства. Может, это не государство, а люди, живущие там, сильные? Потому, что все хотят там жить. И есть Северная Корея, которая в течение полувека выживает в кольце сильных врагов. Тоже сильное государство, хоть и бедное. Но и с ним почему-то считаются. В Монако все хотят жить, в Северной Корее – навряд ли, но оба государства сильные, значит, это зависит от людей, которые в них живут» - считает Вячеслав Власенко.

Роман Тяжельников напоминает, что понятие «государство» имеет определение, и абстракцией не является.

«Наука политология говорит нам, что государство – это вполне объективный био-социальный субъект, который формировался с самых ранних этапов развития человеческого общества. Человек, общество, гражданские институты – это и есть государство. Мы все люди одной культуры, одной исторической памяти, одного культурного пространства, вопрос – как все это прилагается на практике.

«Только увидев, как эти механизмы работают в отдельно взятом обществе, мы можем говорить о силе или слабости государства» - сказал Роман Тяжельников.

Андрей Селезнев, как коммунист, в принципе недоволен современными моделями управления обществом. Все же, государство – это механизм властвования одних над другими. И в этом есть противостояние между всем обществом, или Родиной, и тем механизмом, который выражает волю определенных людей.

В нашей стране эти «другие» - небольшая группа людей, но если мы ставим вопрос «государство – для людей», то это построение «демократии-участия», когда в принятии властных решений будет включаться все большее и большее количество людей.
«Это интересы небольшой корпорации людей, которые пользуются всем, что позволяет властвовать, и не допускают все наше сообщество для принятия решений».

Что это, тяжелая пята тирании? Нет, конечно, о настоящей тирании речи нет. Просто само сообщество в настоящее время не готово брать на себя глобальные решения. Кое-где, разумеется, создаются условия, чтобы такие настроения и не зародились.

Парадоксальная коллизия

С одной стороны, мы говорим о том, что государство должно быть сильным. Оно должно обеспечить развитие гражданского общество, что в меру сил оно и пытается делать.

Но, с другой стороны, часть чиновников и госслужащих незаинтересованно, чтобы развивалось местное самоуправление.
Чем активнее, независимее, смелее будет каждый отдельный человек или сообщество, например, двора или общества, тем меньше будет рычагов власти у чиновников.

«Я предполагаю, что для власти все-таки более выгодны люди, которые не являются смелыми, креативными, умеют формировать мнение, не ходят с протянутой рукой» - Ирина Долгушина.

Когда начинается демократия?

В интернете активно цитируют слова бывшего президента Южной Кореи, который недавно сказал, что настоящая демократия начинается в тех странах, где большинство граждан получает не менее двадцати пяти тысячи долларов в месяц. Речь идет о том, что люди могут себе позволить демократию, когда находятся в положении равных друг другу.

Так что же, для начала, экспорприация экспроприаторов, как было в 1917 или в 90-е? Или речь идет о более глубоких вещах?

Ведь, на самом деле, существуют модели более справедливого распределения и ресурсов, и богатств, и доступа к инфопространству. Вопрос применения этого к нашей реальной действительности остается открытым.

Роман Тяжельников видит один выход из положения:

«Если люди действительно начнут высказывать свое мнение, ходить на выборы – все, а не одни и те же, которых мы постоянно встречаем на одних и тех же мероприятиях, тогда действительно может идти речь об институте реального общественного контроля».

Что ни обсуждай, все опять приходит к выборам.

Достижения демократии в других странах

В Швейцарии недавно прошел референдум, на котором обсуждали безусловный доход каждому гражданину государства. Правда, сами швейцарцы не поддержали эту идею. Социальные эксперименты ведутся в Германии, в Финляндии, какие-то элементы уже реализованны – из общего нефтяного фонда на Аляске выплачивают каждому по 2 тысячи долларов в месяц. Поиск механизмов, которые бы позволили освободить гражданина от поиска своего пропитания, чтобы дать ему возможность участвовать в управлении государством, идут.

Чтобы уточнить, что Россия все же не Швейцария, Егор Задереев сделал ценное, пожалуй, даже, решающее замечание:
«Там же, как Новгородское вече: они же постоянно проводят референдумы, правящие партии сменяют по графику друг друга в парламенте. Они далеко продвинулись, но нужно понимать, что они по этмоу пути идут последние 500 лет».

В России есть подобный исторический опыт: Новгород, Псковское вече. И хотя Московская автократия победила, подобные попытки осуществить именно такую государственную модель предпринимались то и дело, даже при Иване Грозном. Но готовы ли мы сами жестко ставить такой вопрос? Готовы ли управлять страной, как в Швейцарии, и добиться этого?

Ирина Долгушина вовсе не уверена в правильности «швейцарского» варианта для нашей страны:

«На мой взгляд, все-таки, у России своя, особенная, стать. И не надо нам постоянно оглядываться, а что о нас подумают. Как там мировое сообщество. Конечно, есть мировые каноны, законы общежития на одной планете, но – не надо нам лезть в американскую, украинскую или немецкую государственность. И к себе тоже не нужно допускать, пытаться быть похожими, или разрешать навязывать нам какой-то чужой опыт. Не лезу же я в соседский огород, заставляя ее выращивать огурцы вместо морковки».

Какое государство идеально?

Роман Тяжельников: «Сейчас вообще парадоксальное время, и новый момент в истории развития человеческой цивилизации. За все время своего существования она развивалась в гуманистической тенденции, так как от количества людей в племени, в городе, в стране зависило общее благосостояние, могущество. А сейчас человек стал источником благ, элементом рынка, с которого пытаются получить максимальную выгоду.

Отказаться от него, вообще сняв с себя всякую ответственность и любые социальные обязательство. Необходимо поднимать эти вопросы! Такая ситуация бесперспективна, и, в конечном итоге приведет к резким дисбалансом, связанным смежэтническими, межрассовыми, межсоциальными проблемами – что мы сейчас и наблюдаем».

По мнению Вячеслава Власенко, идеальное государство – государство с четкими правилами, по которым живут все, именно все. От первого гражданина, до последнего.

«Такие рамки, такие четкие контуры мы приняли, как Конституцию, в 1993 году. Механизм этот есть, но механизм этот не работает».

Однако Андрей Селезнев считает иначе: «Конституция 1993 года лишила очень многих наших граждан очень многих гарантий и прав».

Гордость за страну

Уважаемые господа! С детства мы привыкли, что должны гордиться своей страной, своим краем. Как вы думаете, это российская черта? И если да – откуда она у нас взялась?

Егор Задереев снова приводит в пример Швейцарию, в которой есть лозунг: «Как я счастлив, что родился в Швейцарии!» А чего стоят американские флаги, которые очень любят жители США.

Любить свою старну, свою родину, свою землю – это универсальная ценность, которую люди разных старн по-разному реализовывают. Но Россия – геополитический субъект, находящийся в особых климатических и этнических условиях. Например, Гумилев выделяет Россию в особый геополитический проект.

Правда, стоит ли всерьез воспринимать Гумилева с его «особым этносом» и «геополитическим проектом» - личное дело каждого, Гумилев – это, скорее, публицистика.

Егор Задереев прокомментировал идею российского «особого пути» так:

«Все мы вышли из Африки примерно 7 тысяч лет назад. По-большому счету, мы все – представители одного вида, и глобально ничем не отличаемся».

Вывод: любим-то мы – что? Наверное, все-таки, Родину. И многие пренебрежительно относятся к своему государству. Мы любим то место, где родились и живем, а какое это имеет отношение к государству – вопрос.

«Что подразумевать под Родиной – это составляющая. Государство же надо уважать! Любить государство – это паноптикум. Как можно любить людей, который ты нанимаешь для управления над нашей жизнью. Для меня государство – это машина, инсторумент организации жизи, следовательно, какой-то инструмент насилия. Но я хотела бы, чтобы я и мои дети уважали государство. Но это вопрос для отдельной дискуссии: за что мы можем уважать государство, и будем ли делать это в дальнейшем» - уточняет Ирина Долгушина.

Зерна сепаратизма

Родину надо любить, сохраняя по-возможности ее границы незыблемыми. Лозунги «Хватит кормить Москву!», «Хватит кормить еще кого-то там!» забрасываются в Россию уже давно. Это очень нехорошая тенденция и опасные измышления.

Мы – граждане мира, но все же отдельный народ.

«Мы от китайцев очень сильно отличаемся! И при всем желани не станем китайцами!» - напомнил Роман Тяжельников.

Конечно, из-за этого мы не перестаем китайцев уважать и хорошо, по-соседски относится.

Но, возможно, государство – это суть народа, это система, которую народ репродуцирует на себя для выполнения функций, а не «наемные менеджеры», бегающие на посылках у граждан. Мы сами – государство. Хоть царя батюшку возвращай, «а то и Бога у нас нет, и в церковь мы не ходим, и выборы у нас фальсифицированны» - шутит Роман Тяжельников.

И вот, резюмирующие вопросы к участникам дискуссии: что же вы все ждете от государства? Что вам лично нужно от государства? Чем же вы гордитесь в нашей стране?

Ирина Долгушина: «Я повторюсь. Я люблю Родину. Я люблю Россию. Я горжусь тем, что я говорю по-русски, пою русские песни. Я донская казачка, но, приехав 35 лет назад сюда, я полюбила Сибирь. Здесь моя Родина. Здесь родился мой внук. От государства я жду безопасности, обеспечения жизни моих детей, моей семьи, моих друзей. Жду от государства обеспечения равных условий для всех. Чтобы государство создало такие условия, чтобы мои дети и внуки хотели жить и работать в России. Чтобы я могла ездить по всему миру, сравнивтаь, и снова убеждаться, что для меня лучше всех моя Родина, моя Россия».

Роман Тяжельников: «В последние годы я приезжаю из теплых стран, и дождь идет. И я так радуюсь, что у нас так много воды! От гсоударства, если серьезно, я хотел бы видеть перспективу мне, моим детям, будущим поколениям. Чтобы было видно, чего мы хотим достичь. Я горжусь Юрием Гагариным, горжусь нашими предками, которые построили Транссиб, построили Сибирь, покорили Полюс. Россия всегда была лидером, и этот период безвременья должен миновать».

Андрей Селезнев: «Пока мы живем в государстве с моделью "кто у кого вырвет", чего-либо ожидать очень сложно. Для меня было бы таким вектором развития, когда государство действительно стало бы трансформироваться, в результате разных причин. И через корпорации людей превращалось бы в общество, которое самоорганизовывается».

Вячеслав Власенко: «От государства бы мне хотелось, чтобы оно предоставляло перспективы. Чтобы человек мог видеть, что будет завтра и выстраивать планы. А если в краткой перспективе – чтобы оно к людям поворачивалось лицом… плотнее».

Егор Задереев: «Я жду от государства того, что буду замечать его все меньше и меньше там, где вопросы решаются на основе местного самоуправления. Это парадаксально, но чем жестче мы строим права вертикального управления, тем проще в ней жить людям нечестным. По поводу гордости – занимаясь наукой, трудно быть сфокусированным на чем-то одном, поэтому я горжусь, видимо, нашей природой, моя любовь сконцентрированна на природном богатстве».

В фантастическом идеале – лучшее государство – отсутствие государства. Но при этом правила выполняются, и люди живут абсолютно комфортно. Пока что, это, к сожалению, утопия.




Получай эксклюзив

Мы в социальных сетях

ГЛАВНОЕ


#Экономика

И снова вариации на тему... ...что кушать хочется всегда 

16.04.2018
#Обсуждаемое

Упрямый Телеграм Конфликт бывшего российского предпринимателя Павла Дурова с Российской властью получил беспрецедентное продолжение Конфликт бывшего российского предпринимателя Павла Дурова с Российской властью получил беспрецедентное продолжение

09.04.2018
#ГОРОД БЕЗ ПРЕДЕЛА

СКВЕРная история Вокруг Центрального парка развернулись нешуточные баталии. Врио губернатора Александр Усс высказал мнение, что парк, как таковой, Красноярску не нужен 

22.02.2018
#ГОРОД БЕЗ ПРЕДЕЛА

Арэг Демирханов: «Нельзя строить города квадратными метрами» Этим интервью с зодчим Красноярска, пожалуй, самым известным и старейшим архитектором города Арэгом Демирхановым, мы открываем рубрику «Город без предела»