Справедливость ужасна и логична

Справедливость всегда торжествует, говорят одни. Справедливости нет, говорят другие. Что же такое справедливость? Определение философов гласят: справедливость – это понятие о должном, которое включает в себя все деяния и соответствующие воздаяния, а именно: соответствие преступления и наказания, прав и обязанностей, заслуг и признаний, труда и вознаграждения.Тем не менее, можно ли считать справедливость объективным критерием?

Участники дискуссии:

Алексей Попов, артист Красноярского драматического театра им. Пушкина

Анастасия Медова, кандидат философских наук, доцент кафедры философии Сибирского государственного аэрокосмического университета

Михаил Шубский, заведующий отделом центра художественных практик современных культурных инициатив, кандидат философских наук

Отец Максим, магистр психологии, католический свящанник, настоятель прихода Преображения Господня

Татьяна Гончарова, кандидат философских наук, доцент кафедры психологии Московского психолого-социального университета.

Итак, несправедливая справедливость.

Справедливость всегда торжествует, говорят одни. Справедливости нет, говорят другие. Что же такое справедливость? Определение философов гласят: справедливость – это понятие о должном, которое включает в себя все деяния и соответствующие воздаяния, а именно: соответствие преступления и наказания, прав и обязанностей, заслуг и признаний, труда и вознаграждения, роли индивидов, групп индивидов, их социальное положение в обществе.

Тем не менее, можно ли считать справедливость объективным критерием, реально измеряемым, а, значит, достижимым. Справедливо это – когда всем поровну и одинаково? Или когда по заслугам? И кто эксперт в вопросе справедливости?

Кто придумал справедливость?

Никакая другая категория в философии и социальной жизни на протяжении всех веков не вызывала столько противоречивых мнений. Но все пользовались этой категорией.

Была попытка построить справедливое общество. Человечество в течение всего времени пыталось найти справедливость, но каждый ищет для себя, а мы говорим о справедливости в обществе.

Справедливости, как таковой нет. Есть только проекты, которые пытались реализовать в различных типах общества. Мы читали Платона и его проект идеального государства, но ни разу не видели справедливого общества, справедливо построенного государства.

Татьяна Гончарова: «Если мы возьмем теорию Роуза, то здесь подходов несколько. Он считает, что было четыре попытки проекта. Это консервативный проект, либеральный, социалистический и коммунистический. Мы до сих пор так и крутимся вокруг филосифии Платона, но ответа наука пока не дает».

Анастасия Медова: «Нет, справедливость существует. Она существует и в общем, и в каждом конкретном случае. Справедливость может быть нарушенна и восстановлена. Так же, как и Роуз, и все, кто занимается вопросом, я понимаю справедливость, как нечто двух типов. Как нечто уравнительное, то есть, восстанавливающее равновесие, например, между правами и обязанностями. И как распределительную справделивость: всем поровну, но и каждому по способностям и каждому по потребностям, была такая прекрасная идея в социалистическом обществе. Или кадому по труду.

Мало ли, какие у вас потребности. Может, у вас маленькие возможности, и большие потребности. Ну, здесь и закавыка. Потребности-то у всех действительно разные! Появляется какой-нибудь Чубайс. Его потребности пока удовлетворишь, так все в дыру влетит».

Мнение Алексея Попова, довольно, кстати, распространенное, что у каждого своя справедливость, и своя правда. То, что справедилво для одного, для другого не справедливо.

«Мне кажется, справедливость, это такое слово… Да где вы ее видели? Мне кажется, надо больше к совести взывать. Справедливость зависит от совести. Например, я всегда на баррикады лезу, и меня невозможно угомонить. Но, в то же время, вижу какую-то несправедливость, а люди мне говорят: спокойно, посмотри с другой стороны. Получается, что для каждого справедливость своя».

Стоит добавить, что справедливость все-таки есть, но ее нужно рассматривать, не как частное, личностное. Да, иногда хочется на баррикады, но есть понятие «закон», и «законы для всех». Это тоже справедливость, но базируется она не на личных чувствах, а на том, что человеческа ясистема вырабатывает определенные правила, правду. Она вырабатывает критерии, которые потом соблюдает общество.

Высшая справедливость

Говорят, что философия, это комментарии к Платону, а психология – к Аристотелю. Говоря об этих авторах, вспомнили о понятии «совесть», а теперь давайте вспомним о том, что древние представляли себе справедливость, как мост между небесным и земным. И не забудем про совесть. Что это за мост от несправедливости к справедливости?

Отец Максим: «В христианском понимании совесть – это внутренний храм человека, в котором он слышит голос. Голос повелевает и наказывает ему, во-первых, творить добро и избегать зла. Очень часто для нас совесть – не делать похого. В этом внутреннем храме, согласно христианскому богословию, голос вещает прежде всего по поводу сотворения добра. Совестливый человек в Священном Писании – человек праведный, кеоторый ведет праведную жизнь, делает праведные поступки. Да, совесть, правденость, справедливость – это синонимы. Для социального подхода, как говорит психология, все отношения между людьми основанны на справедливости».

Очень важно отметить, что законы – это одна из ипостасей именно высшей справедливости. Если не выполнять эти законы, негативные последствия могут начаться для всех. Не конкретно для Ивана Ивановича, а для всех. Общество начинает разрушаться.

Изуродованная справедливость

Некоторые формы воздаяния являются похожими на справедливость, но так ли это? Например, месть. Является ли месть оправданынм воздаянием. Михаил Шубский считает, что нет.

«Месть не может являться формой справедливость. Когда проиходят ужасные вещи, когда погибают близкие люди, да еще от действий других людей – кажущаяся справедливость есть, но все это на уровне традиция. Для меня кажется, общество с такой моралью не выживет. И мне кажется, справедливость должна отталкиваться от целого, в котором мы все живем. Мы можем сказать о природе, справедлива она, или нет? В природе существуют законы, по которым она живет. И у нас тоже есть законы, по которым мы живем».

Татьяна Гончарова возражает: «Законы природы обусловлены биологическими причинами, а законы общества пишет человек. Кто же их пишет? Мы попадаем в ситуацию, когда пишут законы те, кому это выгодно. Одним – все, другим ничего. Кто же напишет справедливые законы?»

С точки зрения отца Максима, решение этого вопроса правильно возложить на Бога.

«Возвращаясь к вопросам о мести – в христианско-иудейских писаниях вопрос мести возложен на Бога. Придет Мессия, Мошиах, и все сделает по-справедливости. И вы можете быть счастливы, радостны, потому, что есть отмщение Господне. Господь за добро награждает, за зло наказывает. Основная работа по возмездию относится к Богу. И Бог наказывает не человека, а последствия его поступков».

Анастасия Медова дала иное определение совести:

«С точки зрения традиционного взгляда, совесть – это другое явление. Это бессознательная реакция на свои неверные поступки. Совесть – не следствие, а причина».

Наличие совести не зависит от нас, есть она у всех. Кто-то ее подавляет, кто-то нет. Это субъективная величина.

Татьяна Гончарова: «Шекспир сказал: «Нет правды на Земле, но правды нет и выше!» Мы надеемся построить законы. А законы могут не работать. Мы хотим правильные законы, а на следующем этапе они будут неправильные. Когда была идея Бога, Высшего разума, хотя бы надеялись на ту справедливость. Там есть град небесный, и вот там-то… Но когда человевество все раскрутило, возник вопрос – можем ли мы создать на земле такое место…»

Да, но законы не могут быть приняты раз и навсегда. Общество развивается. Сам процесс должен быть живым и правильным. Законы не должны быть речью сверху. Это наши инструменты, которыми мы должны договариваться. Главное, чтобы справедливость была на нашей стороне.

Современные формы справедливости

Следует вспомнить, что есть две формы справедливости: правовая и нравственная. Два типа справедливости. Мы критикуем правовую справедливость, но она не может быть иной. А если сказать о другой справедливости, то получается: «Я вас оскорбил, вы подали в суд, получили сто тысяч, и вы довольны, вы больше не оскорблены».

Михаил Шубский даже «за»:

«А было бы удобно! Раз – и пачечка купюр!»

Вернемся к вопросу мести. Мораль: «Око за око» - очень верная форма справедливости. Она существовала много-много веков, и кое-где существует до сих пор. Например, «вендетта». И это наиболее безупречная форма восстановления справедливости, как считает Анастасия Медова. 

«Для нас она ужасна, но – логична. Механизм восстановления справедливости такой: либо мы ждем, что справедливость наведет кто-то сверху, большой и сильный. Бог, государство, старейшины… мама. Но если его нет, человек восстанавливает справедливость сам. Я вспоминаю Сократа. Его приговорили к смертной казни, а он отказался бежать из города. Ему говорят: но тебя же несправедливо осудили! Но Сократ сказал знаменитую фразу: лучше иметь несправедливые законы, чем не иметь их вовсе».

Алексей Попов решил привести пример, как иногда используют законы бессовестные люди:

«Я просто частный случай расскажу. Во дворе, напротив дома, где жил я раньше, стали возводить свечку. Да еще на таком расстоянии, что можно поздороваться с соседями по дому напротив. Приезжал депутат, такой поп-звезда, он на всех каналах мелькает. Но в нагем случае толку было мало. Вот бумаги, говорят чиновники, 50 метров расстояние между домами – по закону правильно. Воинствующая толпа чтуь ли не за шкирку этого чиновника: пройди ногами! Он отвечает – вот бумага. Даже если я пройду с рулеткой, на бумаге останутся те же пятьдесят метров. В итоге дом так и не построили. Но эта история к вопросу совести человека».

Какую справедливость мы все-таки хотим?

Мы должны понять: хотим мы уравниловки, или считаем, что кто-то больше заслуживает. Например, мы выбираем мэра, потому, что он лучше нас, умнее нас – значит, признаем, что он достоин большего.
Мы даем кому-то полномочия, потому, что соглашаемся, что это справедливо. Эти люди получают больше, потому, что они достойны.

Правильно ли это? Или все должны получать блага одинаково?

Конечно же нет. Но прежде всего, для подобной справедливости у каждого человека должна быть возможность стать кем-то.
Кто-то становиьтся мэром, кто-то прекрасным художником, кто-то великолепный столяр. И уже еполучив возможность стать «кем-то», или не стать, возможность, равную для всех, человек и будет получать столько, сколько заслужил. В зависимости от того, воспользовался он возмодностями роста, или проигнорировал их из-за лени, малодушия, по другим причинам.

Анастасия Медова: «Справедливость построена на духовном равенстве людей. Пусть кто-то может стать художником, а кто-то не может, но духовно они должны быть равны. Должно быть равенство возможностей».

Михаил Шубский: «Наше равенство в одном. Мы все уйдем к Богу. Это будет со всеми, предопределено, это будет справедливо, и этого не минует никто. Даже Чубайс».

Что ж, время прозвучать итоговым вопросам.

Как вы считаете, чего больше в жизни – справедливости, или несправедливости?

Как вы считаете? Человечество приближается к справедливости, или нет?

Татьяна Гончарова: «Я считаю, что человечество не приближается к более справедливому устройству. Я не вижу этого прогресса. Ну, а исходя из личного опыта – там бывает пятьдесят на пятьдесят. Иногда субъективно кажется, что не очень справедливо, но потом вижу иначе».

Отец Максим: «Стараюсь придерживаться правила: «относись к другим, как хотел бы, чтобы относились к тебе. Стараюсь придерживаться баланса в отношениях: сколько беру, столько пытаюсь отдавать. В моем опыте прекрасных отношений в моей общине и в кругу знакомых вижу прекрасные примеры справедливости и этого баланса, потмоу, что люди мыслят высшими категориями».

Михаил Шубский: «Сложно сказать про справедливость: было ее в прошлом меньше, сейчас больше, или наоборот. Но мне кажется, справедливость, это своего рода работа человека, души человека. Работа общества. Попытки приблизиться к тому, чтобы в целом нас уважали и любили. Если говорить в целом, мне все-таки кажется, что сегодняшнее время для большинства ярче и справедливее, более мягче, человечнее. Пример: сейчас мы лучше относимся к нашим гражданам с ограниченными возможностями. Мы принимаем их и на государственном уровне. Раньше такого не было. Я захватил пятидесятые годы: инвалидов было много по поездам и на вокзалах, нищих, и это считалось нормальным»

Анастасия Медова: «Я считаю, что справедливость есть настолько, насколько справедлив каждый из нас. Нельзя говорить о прогрессе справедливости, не понимая, стали ли люди лучше, чем со времен античности. Я вижу справедливость в жертвенности».

Алексей Попов: «Тяжело говорить, что справедливости больше, когда видишь, чиатешь, на улице наблюдаешь… Когда человеку дали два года за то, что он телефон не в том месте вытащил. Читаешь о мучителях животных. И становиться грустно. Надо создавать справедливость вокруг себя».




Получай эксклюзив

Мы в социальных сетях

ГЛАВНОЕ


#Экономика

И снова вариации на тему... ...что кушать хочется всегда 

16.04.2018
#Обсуждаемое

Упрямый Телеграм Конфликт бывшего российского предпринимателя Павла Дурова с Российской властью получил беспрецедентное продолжение Конфликт бывшего российского предпринимателя Павла Дурова с Российской властью получил беспрецедентное продолжение

09.04.2018
#ГОРОД БЕЗ ПРЕДЕЛА

СКВЕРная история Вокруг Центрального парка развернулись нешуточные баталии. Врио губернатора Александр Усс высказал мнение, что парк, как таковой, Красноярску не нужен 

22.02.2018
#ГОРОД БЕЗ ПРЕДЕЛА

Арэг Демирханов: «Нельзя строить города квадратными метрами» Этим интервью с зодчим Красноярска, пожалуй, самым известным и старейшим архитектором города Арэгом Демирхановым, мы открываем рубрику «Город без предела»