Культурный код: "Мы хотели хорошего! А вышло плохо"

Культурологи говорят, что одна из основных проблем 20-го столетия заключается в том, что мы до сих пор имеем предвзятое представление о том, что делает Японию страной японцев, США – страной американцев, Францию – страной французов, Россию – русских. Недостаток этих знаний мешает странам понимать друг друга.

Участники дискуссии:

Алексей Попов, артист Красноярского драматического театра им. А.С. Пушкина

Анастасия Медова, кандидат философских наук, доцент кафедры Сибирского государственного аэрокосмического университета

Алевтина Сперанская, доцент кафедры русского языка и литературы и речевой коммуникации СФУ

Михаил Шубский, заведующий отделом современных художественных практик центра художественных инициатив, кандидат философских наук

Отец Максим, магистр психологии

Татьяна Гончарова, кандидат философских наук, доцент кафедры психологии Москвоского психолого-социального университета.

Культурный код в самом общем смысле – это ключ к пониманию данного типа культуры, доставшейся народам от предков. Любой человек планеты, житель своей страны, испытывает эмоции, окрашенные историей и культурой той страны, где он проживает. Эта подсознательная особенность проявляется в человеческих психических реакциях. Культура страны влияет на эмоциональном уровне на наши переживания. Люди разных стран, имея общечеловеческую природу, обладают отдельным коллективным подсознательным. Это – культурный код.

Культурологи говорят, что одна из основных проблем 20-го столетия заключается в том, что мы до сих пор имеем предвзятое представление о том, что делает Японию страной японцев, США – страной американцев, Францию – страной французов, Россию – русских.

Недостаток этих знаний мешает странам понимать друг друга.

Итак, давайте попробуем разобраться хотя бы с собой: что же такое русский культурный код? Мешает он нам жить, или помогает? Как влияют на него глобалзм, урбанизация, технократические процессы?

Код - это просто

Сначала разберемся с понятием «код». Это способ шифровки информации, способ запаковки некоей информации, чтобы ее можно было передавать. Что такое информация – отдельная история. Какая-то информация передается в национальном коде.

Анастасия Медова: «Я хочу спросить, что пакуется, и кто кодирует. Элемент внешний: есть некто, кто кодирует. Кто кодирует? У кого код? Ключ к шифру?»

Алевтина Сперанская не сомневается, что ответ на этот вопрос очень прост:

«Мы сидим здесь, решаем этот вопрос, значит, код передали нам. Мы все с кодом».

Тогда осталось лишь друг друга расшифровать!

Культурный код – это передача социального опыта. Каждое поколение его пытается интерпретировать. В работах Карла Густава Юнга впервые появился термин «культурное безсознательное», что мы разделяем «культурное бессознательное» и «социальное бессознательное». «Культурное бессознательное» проявляется в работах художников и в книгах писателей, о писаках, в популярных сюжетах.

Смысл образов, в которых проявляется культурный код, в разных культурах не совпадает. Жесткие изменения культурного года происходят при глобальных изменениях в обществе.

Что делает культуру русской

Нам изменили культурный код в 1917 году, и позже, в девяностые…

Алевтина Сперанская: «После революции в нашей стране изменились ритуалы. Люди перестали массово ходить в церковь. Церкви разрушили? Разрушили. Вынесли святыни? Вынесли. Повлияло это как-то на наш культурный код? Я считаю, да».

Татьяна Гончарова: «Но разрушена вера была еще до семнадцатого года! Сто двадцать лет назад сказать, что вы верующий, было дурным тоном, люди цитировали Ницше, и это было влияние нового времени, и, хоть церкви до 1917 года не рушили, народ особо и не сопротивлялся их разрушению. Русский культурный код? Вспомним роман Гончарова «Обломов». Вот там ярко выраженный культурный код».

Анастасия Медова: «Когда я себя спрашиваю, каким образом я – русская, я ощущаю большой тупик. Мне нечего сказать. Я не понимаю, каким образом».

Алексей Попов: «А я – ощущаю! Если надо для дела, я бы надел кокошник, и сыграл бы на балалайке!»

Что же такое «русские»? Справедилвость и открытость? Коллективизим?

Способ мышления… Но в чем он заключается? Ведь, о каких бы хороших качествах русского народа мы ни говорили, мы можем найти это в любой другой культуре. И только уникальное сочетание этих качеств дает русского.

Алексей Попов: «У меня родственники сейчас переехали в Германию, они там теперь живут, и они рассказывают мне очень много столкновений вот этго русского-немецкого; сам я жил на Кавказе, и тоже это ощущал… И вот когда они рассказывают, что в Германии нельзя прийти в Гости без спроса. Во-вторых нужно смету учредить – если с тортом пришел, нужно чеки выбивать.

И вот рассказывали одну историю про русского, который давно уже живет в Германии, и стал совершенный немец. Сломался светофор. Все немцы стоят, он тоже стоит, хотя понимает: "Мы не перейдем", но стоит. Слышит сзади два крепких слова. Появляется другой русский, переходт дорогу. Оборачивается на этих немцев, которые стоят кучей, и говорит: "Да… Тяжело вам без фюрера"».

Где русскому, как дома?

Отец Максим: «Лучше всего я чувствую себя в Сибири. Мне удалось и в европейской части России пожить, а сам я родился в Томске, и в Красноярске чувствую себя великолепно. Мне нравятся традиции, которые предлагают делиться, из поколение в поколение. В Европе и Америке люди дают… а у нас люди делятся».

Михаил Шубский: «Мне кажется, мы сильны в Сибири тем, что сюда каждый пришел со своей традицией, и мы уважаем чужие традиции. Ведь Сибирь – люди, в основном, пришлые. Но мы и интересны тем, что здесь такой мега-космос самых различных национальностей. Мы живем большой общиной и друг друга уважаем, и это есть наш клуьтурный код».

Да, это и есть наша сибирская идентичность, которую трудно с кем-то спутать, и трудно определить. Сибирский культурный код, который насчитывает уже около 400 лет.

Алексей Попов: «Мы с кем-то из-за границы обсуждали такую тему. Немцы, американцы… и поляк был. Они думали, что русские – смурные, хмурые люди, потому, что они не улыбаются. А я пытался их убедить, угощая за столом: если у вас есть "хеппи смайл", то у нас, пока человек не поймет, что все хорошо, и что он рад человека видеть – он не будет улыбаться. А хеппи смайл… мне наоборот, страшно, когда мне так улыбаются. Я не знаю, чего ожидать».

Свой-чужой

Когда сталкиваются культурный код Европы, и приезжает нашествие с другим кодом, что мы сейчас наблюдаем в Европе, то как ответить на это? Ведь есть базовая когнитивная позиция, свой-чужой. А как реагировать на «не своего»?

Вот у нас – Красноярский край, а есть серевные народы, живущие на землях, куда мы в Советское время вторглись. Стали они ближе к русскому культурному коду?

Алевтина Сперанская: «Мы хотели хорошего! А вышло плохо. Не учитывая чужую культуру, мы ее практически разрушили. Русские вторглись в "ген" тувинцев, чукчей, бурят».

Степным народам мы построили многоэтажэки, они же продолжают жить в юрте, а в пятиэтажках держат скот. Их культурный код требует жить по своим обычаям. Вот как важно понять другого.

Особенности национального кода

Алевтина Сперанская считает, что русским необходим царь-батюшка, и самодержавие с монархией. Это наша культура, которая была такой уже много столетий. А в семье должен быть главой отец. Мы страна патриархальная.

Михаил Шубский: «Эта патриархильность нам порой выходит безответственностью. Посмотришь, на улице грязно. Президент виноват! А мы-то тут при чем!»

Да, принято русского человека описывать аморфным лентяем, эдаким «Обломовым». Герой романа Гончарова упоминается к описанию русского характера и к месту, и не к месту. Но не стоит забывать, что в русской литературе было много иных героев, вспомним Левина из «Анны Карениной», Базарова, Разумихина, и многих других. Ведь, создавая персонаж, Гончаров не собирался обвинять русский народ в недостатках героя, он лишь искал, что у нас плохо, а что – хорошо.

Конечно, культурный код – это не только достоинства народной культуры, но и ее минусы. С некоторых пор русские как бы стесняются своих традиций.

Алексей Попов: «Когда у нас на центральной площади танцуют лезгинку, все рады, все смотрят. Попробуйте же потанцевать с балалайкой! Сочтут безумным!»

«Да почему все время балалайка-то!» - восклицает Алевтина Сперанская. – «У нас есть и другие народные инструменты: гусли, лира, гармонь!»

Алексей Попов продолжает: «В общем, мне всегда было обидно за такое отношения к русской культуре, и когда мои ровесники слушали Эминема, я им Кадышевой отвечал. И ничего!»

Бесспорно, культурный код заложен в каждого изначально, он в крови, в подсознании, в поведении.

Татьяна Гончарова: «Помните, как в романе «Война и мир» Наташа Ростова начинает танцевать, и автор вопрошает: «Откуда у нее, у этой девочки, это русское, которое проявляется через дворянское воспитание!»

А русский может жарить шашлыки на балконе?

Если нам нравятся какие-либо элементы народной культуры – то нам нравится не только русское народное творчество, но и лезгинка. А французам точно так же нравится наша «калинка». А если мы говорим о поведении, то это другой вопрос. Вот таджики приезжают и жарят шашлыки на балконе… они не могут не жарить шашлыки! Русский – не станет.

Михаил Шубский: «Я тоже жарил. Ничего».

Но, попадая, допустим, в Германию, где нельзя жарить шашлыки на балконе вплоть до уголовного преследования, он что – перестает быть таджиком?

Если культурный код – это модель реагирования на что-то, тогда в русском культурном коде самая важная часть – открытость. Мы пропитанны самыми различными культурами, мы всех принимаем.

И то, что каждый находит в нас свое, это здорово. Кокошники, балалайки – это только крошечная внешняя часть… Нет, русская культура, это все, что закреплено очень длительно. Коллективизм, добро, смекалка. Наш коллективизм вырос из холодного климата, постоянных нападений соседей, от которых нам приходилось защищаться, от необходимости все решать коллективом.

Алевтина Сперанская: «А я даже знаю, где русский культурный код. Я очень люблю красноярские фольклорные ансамбли. Они ездят по деревням, с голоса перенимают песни, и, делая иентервью с одним из руководителей фольклорного ансамбля "Живая старина" - руководитель Игорь Горев, мы поняли, русский культурный код заключается в русской песне».

«А не может ли быть так, что понятием "культурный код" мы пользуемся для самооправдания своей социальной пассивности?» – спрашивает Анастасия Медова. – Я не могу воздействовать на власть, это мой культурный код! Ведь это - рабское мышление!»

Прочие участники дискуссии не согласны: должна быть иерархия, как в семье, и подчинение старшему. Это не пассивность, это обычаи.

Михаил Шубский: «Хорошо бы, лет через пятьдесят эта иерархия ушла, и был бы нормальный диалог общества с властью».

«А вот от патриархита мы никогда не уйдум, это вшито в нас испокон веку» - Алевтина Сперанская.

Не факт. Ведь патриархат выстроен по схеме, когда в одном доме жили родители, бабушки и дедушки, а в наших квартирах нет места для предков, и через некоторое время и наши дети будут уходить в восемнадцать лет в свободный путь.

Глобализация - ошибка?

Конечно, культурный код включает и недостатки, и достоинства. Там, где говорят: «Русская лень», хочется вспомнить философа Розанова, который говорил, что русские – нация творчества. Мы мечтательны, мы берем великие цели. И, при всей пресловутой «русской лени», первыми полетели в космос.

Мы готовы и найти, и построить град Китеж. Русского мобилизует великое и большое.

Пришло время важных вопросов. Итак, вопрос первый:

Как вы считаете, как влияет глобализация на культурный код разных стран. Возможет ли единый культурный код всего мира.

Татьяна Гончарова: «Нет, мы не можем создать единый культурный код, и не будет единого кода для всего человечества, и глобализация – это заблуждение. Вскоре ей придет конец».

Михаил Шубский: «Глобализация – это здорово. Это развитие человечества и мира. То, что оно идет в какими-то проблемами, это нормально. Я надеюсь, что мы друг друга поймем, иначе бессмысленна культура, в которой мы живем».

Отец Максим: «Один из аспектов глобализации – более глубокое познание моего культурного кода».

Алевтина Сперанская: «Согласна, что национальный культурный код всегда остается с народом. Понимать други – не обязательно значит нивелировать свое. Я против нивелировки».

Анастасия Медова: «Я так и не поняла, что значит «русский культурный код», для меня этот вопрос не прояснился. Что касается создания общего культурного кода – под ним лежит еще более глубокий, это код генетический. Быть, ка кчлоеевк. Так что, предполагаю, есть универсальный человеческий код».

Алексей Попов: «Считаю, что универсального кода не может быть, должна быть радуга и палитра».




Получай эксклюзив

Мы в социальных сетях

ГЛАВНОЕ


#Экономика

И снова вариации на тему... ...что кушать хочется всегда 

16.04.2018
#Обсуждаемое

Упрямый Телеграм Конфликт бывшего российского предпринимателя Павла Дурова с Российской властью получил беспрецедентное продолжение Конфликт бывшего российского предпринимателя Павла Дурова с Российской властью получил беспрецедентное продолжение

09.04.2018
#ГОРОД БЕЗ ПРЕДЕЛА

СКВЕРная история Вокруг Центрального парка развернулись нешуточные баталии. Врио губернатора Александр Усс высказал мнение, что парк, как таковой, Красноярску не нужен 

22.02.2018
#ГОРОД БЕЗ ПРЕДЕЛА

Арэг Демирханов: «Нельзя строить города квадратными метрами» Этим интервью с зодчим Красноярска, пожалуй, самым известным и старейшим архитектором города Арэгом Демирхановым, мы открываем рубрику «Город без предела»