Валерий Терешкин: «Все духовное уходит в компьютерный ряд» Спортсмен, лауреат многочисленных конкурсов, хореограф с мировым именем. А еще он просто красноярец.

Бывает, идешь по городу - и не узнаешь, по какому. Там, где раньше шумели тополя, торчат бетонные блоки. Нет милых, поддерживающих тяжесть яблонь заборов, а все больше оградки, и пахнет не пирожками и теплым после дождя асфальтом, а неизвестно чем. Чем-то чужим… И вдруг среди серой людской толчеи - знакомое пальто, шляпа, подтянутый и элегантный человек. Значит, ты в Красноярске. Значит, это Валерий Терешкин.

Спортсмен, лауреат многочисленных конкурсов, хореограф с мировым именем. А еще он просто красноярец.

- Вам не кажется, что мы теряем Красноярск? И получаем серую груду бетона. Нет того старого доброго города…

- Особенно последний год это чувствуется. Новый год мы встретили без огоньков, привычных на проспекте Мира. Да и не только это… Все духовное и святое уходит в какой-то компьютерный ряд. Раньше даже в городском воздухе чувствовалась любовь. Идешь по улице - и чувствуешь во всем жизнь и во всем любовь. Влюблялись искренне, по-настоящему.

- Даже девушки были другие?

- Да! И какие! Они по-настоящему нас любили, по-настоящему уважали! А сейчас что им интересно… Удачно выйти замуж, иметь много денег и ничем не заниматься профессионально. А студенты? Я много работал, преподавал в педагогическом институте и помню, какие были студенты 60-х, 70-х, 80-х - и какие сейчас. Взять хотя бы платное образование. Заплатили – и они считают, что преподаватель им обязан, заплатили - и знания придут сами по себе. Нет. Раньше молодежь трудилась больше. Полагались сами на себя, на свой труд. Сейчас все пытаются решать какими-то своими правами, деньгами, какими-то связями. Несколько ушли, наверное, от темы…

- Недалеко, я думаю. Все взаимосвязано.

- Посмотрите, что сейчас делается в искусстве. Посмотрите на «Голубой огонек»! Есть и хорошее, конечно, но большая часть - это безвкусие, большая часть - этих вот басковых, которые по-эстрадному работают на микрофон и камеру, показывая язык. Посмотрите на Филиппа Киркорова, Лепса и всю эту компанию! Возможно, кому-то нравится, есть у них свой зритель, но ужасает тенденция делать все небрежно, с протестом, любоваться собой – «Я»! Раньше артисты работали для зрителя: вспомните Магомаева, Лещенко… Они любили зрителя. А сегодня это темные очки, охрана и в гостиницу – никого мне не надо.

- Интервью взять практически невозможно. Кругом деньги!

- Какие ансамбли были, вспомните! Советский Союз держал этот пласт культуры. Были традиции. Сейчас – все коммерческое. Снимаем штаны, надеваем бюстгальтер, выходим на сцену, дешевая музыка – вспомните Бориса Моисеева.

- Может, все-таки мы преувеличиваем и не все так плохо? Во все времена были те, кто ворчал на все новое: то не это и это не так…

- Может быть, и так. Знаете, есть такой момент, когда родители недовольны своим ребенком. Заметьте, в любом фильме, в любой книге можно найти: «Вот раньше было!.. Вот в царское время!.. Вот у нас!..», это всегда было. Просто все мы с возрастом становимся мудрее, и нам немного дико смотреть на некоторые вещи, которые есть сейчас, а в нашей молодости не было. И мы от этого страдаем. Время меняется, старики всегда недовольны, может быть, за редким исключением, но приходится мириться. Мне вот 65 лет, я предпочитаю живое общение, и я до сих пор не изучил компьютер, до сих пор не разобрался в смартфоне - мой организм отторгает это. Я люблю винил, я люблю кассетные магнитофоны и мини-диски, а сейчас все идет с флешек, и для меня непонятно, как в телефоне может находиться десять программ. Для меня понятно живое. Ощущаю мир как живое, как домашняя собачка – вот тепло, хорошо. Понимаю фотоаппарат пленочный, достану пленку и смогу ее проявить, потом закрепить и начинать печатать. Это процесс, это жизнь. Я живу, я создаю, был даже соревновательный момент во всем этом процессе. Ты можешь сделать лучше, чем другие, ты стремишься к этому. А цифровой аппарат все делает за вас. Вам достаточно быть немного художником, и даже этого не нужно. Техника делает все за вас. Нет души во всем этом. Хотя… все дается нам Богом и от Бога. Для чего - сложно сказать.

- Насколько я понимаю, вы верующий человек? Я вас иногда вижу в Благовещенском соборе. Вас и Василия Слонова…

- Глубоко верующий. Стараюсь соблюдать все таинства. Жена моя, Ольга, привела меня в веру, во многом ей обязан. Когда-то, еще в СССР, я жил в Норильске и занимался прыжками в воду. Тогда я сделал первые шаги к вере. Времена были такие, что икону иметь и ходить в церковь было чем-то преступным. Так вот, когда я прыгал с десятиметровой вышки (а это действительно риск для жизни, не так войдешь в воду - и все), перед каждым прыжком вставал на колени и крестился. И крестился причем неправильно – слева направо. Вот этот страх за свою жизнь и был моим первым шагом к Богу. Потом уже, когда была перестройка, стали открывать храмы, я окончательно сблизился с верой. Отец Максим - мой духовный наставник, у него исповедуюсь. Через него я много узнал, многое познал. Стал доверяться ему, увидел, что он - человек, с которым я могу говорить откровенно и говорить про все.

- Как-то у нас интересно разговор сложился - начали про то, что исчезла любовь с улиц города, и пришли к вопросу о Боге, о вере. И у меня появилась мысль: а не ушла ли та самая любовь, о которой мы говорили, внутрь храмов? Мне часто приходится видеть в церкви просветленные лица, видеть любовь в глазах. Несмотря на все разговоры, она там есть – чувствуется.

- Вот это очень интересная мысль. Вы знаете, как-то об этом даже не думал. Вполне может быть. Скорее всего. И молодежь я там часто встречаю. Стоят типичные компьютерные мальчики… И в целом прихожане молодеют, а значит, церкви нужно строить. И храм, о котором говорит наш митрополит (собор Рождества Пресвятой Богородицы. - Прим. ред.), должен быть построен. И построен именно там, где решили, – на Стрелке. Он на этом месте будет звучать! Он там духовно вписывается: ведь Стрелка - это начало Красноярска и начало всего пути. И все дороги будут вести к храму.

- Противников много…

 - Но почему-то никого не смущает, что БКЗ построен на кладбище, на костях. Оттого у нас и артисты такие, и такой шоу-бизнес (смеется). А потом, ошибки надо исправлять. И дай Бог, чтобы нам их исправить.




Получай эксклюзив

#опрос

Центральный парк- быть или не быть?


Мы в социальных сетях

ГЛАВНОЕ


#ГОРОД БЕЗ ПРЕДЕЛА

СКВЕРная история Вокруг Центрального парка развернулись нешуточные баталии. Врио губернатора Александр Усс высказал мнение, что парк, как таковой, Красноярску не нужен 

Сегодня, 16:45
#Общество

«Ключи передайте Швондеру, пусть он оперирует» Врача-гематолога, кандидата медицинских наук осудили на два года общего режима... Врача-гематолога, кандидата медицинских наук осудили на два года общего режима...

31.01.2018
#Черновик

«Евгений Онегин». Закулисье Премьера новой версии бессмертной оперы Чайковского открывает IX Международный фестиваль «Парад звезд в Оперном».

29.01.2018
#Ваш доктор

Вегетарианца видно издалека Разборки между мясоедами и вегетарианцами вечны: никак не могут договориться, кто чью еду ест.

16.01.2018
#ЖЕНСКИЙ ВЗГЛЯД

Пять лет сожительства могут стать приговором В Госдуме рассматривается инициатива, регулирующая отношения мужчин и женщин

23.01.2018
#Мнение

Мира не будет «Тело мое изломанное, битое, надругались над ним люди достаточно». (Михаил Булгаков, «Собачье сердце») «Тело мое изломанное, битое, надругались над ним люди достаточно». (Михаил Булгаков, «Собачье сердце»)

01.12.2017
#Власть

Временный, но устойчивый ВРИО Александр Усс признан лидером в рейтинге политической устойчивости среди глав регионов Сибирского федерального округа.

27.12.2017
#Мнение

Папаши Так какие же вы молодые, немолодые отцы? Какие обязанности на ваших могучих плечах? 

#Новости

Первый среди краевых Телеканал «ТВ Центр Красноярск» начинает 2018 год с нового прорыва в сети Интернет. Телеканал «ТВ Центр Красноярск» начинает 2018 год с нового прорыва в сети Интернет.

01.02.2018
#Память

«Неужели такой я вам нужен после смерти?..» 80 лет Высоцкому… Вы представляете его в таком возрасте?

25.01.2018

Блоги