Владимир Ланде: «Хворостовский был очень сильным человеком»

553

С главным дирижером Красноярского симфонического оркестра Владимиром Ланде мы встретились 22 декабря. Ровно месяц назад не стало Дмитрия Хворостовского - наверное, поэтому разговор как-то сам по себе зашел о великом баритоне и нашем земляке.

- На мой взгляд, смерть Дмитрия Хворостовского - это одна из тяжелейших утрат года уходящего не только для России…

- Да. К сожалению, я не настолько хорошо знал Дмитрия, как, наверное, хотелось бы, поскольку у него был свой эксклюзивный дирижер - Константин Орбелян, с которым он работал. Но смерть Хворостовского имеет куда более серьезные масштабы, чем нам сейчас пока кажется. Дмитрий был не только гениальным певцом, но и во многом символом русского искусства и в России, и на Западе. Это была фигура, по масштабу эквивалентная, пожалуй, только Шаляпину, если мы говорим о певцах. Это был человек с морально-нравственным компасом и мыслил в правильном направлении, наверное, уже с самого своего рождения. И поэтому потеря такого человека очень болезненно воспринимается социумом. Мы пока не видим ему замену. И как скоро она будет, и будет ли вообще, неизвестно. Одно дело - выбрать главу города, края, страны и так далее, другое дело - дар Божий, который дан не только самому человеку, но и всем нам.

- Последний год жизни ему тяжело давался?

- У Ивана Тхоржевского есть стихотворение, там есть такие строки: «Легкой жизни я просил у Бога - легкой смерти надо бы просить». У Дмитрия смерть не была легкой. Она была мучительной, тяжелейшей. И то, как он уходил из жизни, с каким благородством, с чувством собственного достоинства, с заботой обо всех нас, вызывает уважение и даже восхищение. Помню, разговаривал с ним после его последнего концерта в Красноярске. Можно только представить его состояние и его степень усталости после концерта, но, несмотря на это, он нашел в себе силы обсудить со мной будущее оркестра. Его забота о своей семье, обо всех нас показала: величие человека не только в том, как он живет, но и как уходит. Для нас всех это урок.

Хочу рассказать историю. Был однажды на концерте в Петербурге, где он записывался вместе с Рене Флеминг. Мы вышли - и пошел ливень, что для этого города обычное явление. Но именно на этот день обещали ясную погоду, и люди пришли без зонтов. Единственный зонтик раздобыл Дмитрий - и всех своих слушателей с ним он провожал до машин, чтобы никто не промок. Такой заботы о своей публике я никогда и нигде не встречал. Это было не позерство, это было абсолютно искреннее желание, чтобы люди, которые были на его концерте, ушли с хорошим настроением.

- Недавно прозвучало предложение установить на Театральной площади памятник Хворостовскому и заложить туда урну с его прахом. Что вы думаете об этом?

- Прах – вещь условная. Человек оставил после себя духовный след - вот что нужно знать и понимать. А что делать с прахом – это, наверное, все-таки дело семьи. Что касается имени Хворостовского, его наследие - оно чрезвычайно важно для Красноярского края, для России и не только. А где будет стоять памятник Дмитрию, не столь принципиально.

- Самый главный памятник он сам себе воздвиг еще при жизни своим творчеством…

- Важно помнить о нем, важно, что он оставил нам колоссальное количество записей. Эти записи должны слушаться, а творчество Хворостовского должно постоянно изучаться и находиться постоянно, грубо говоря, в деле, чтобы на его концертах, на его записях воспитывались не только следующие поколения певцов, но и следующие поколения людей. Потому что Дмитрий оставил нам не только традиционные оперные арии, он оставил нам бесценное наследие в песнях военных лет… Мне кажется, это очень важный проект в творчестве и жизни Хворостовского. Мы с Дмитрием ровесники, а для моего поколения Великая Отечественная очень близка по ощущениям, и я прекрасно понимаю его желание сделать что-то для тех, кто воевал, для тех, кто прошел все эти ужасы войны. Сделать что-то для мира, чтобы эта война никогда не повторилась. Это естественная потребность, она была, кстати, у Высоцкого, который писал очень много о войне, она была у очень многих творческих людей. Но то, что оставил нам Хворостовский, не имеет аналогов.

- Мне казалось, Дмитрий победит болезнь.

- И я верил в его выздоровление. На сто процентов был уверен, до самого конца, потому что Хворостовский был очень сильным человеком. Мне казалось, он победит эту болезнь, и его смерть была для меня шоком. И шоком для многих, несмотря на то что все знали о его недуге. Я не поверил в смерть Хворостовского, когда некоторые СМИ распространили об этом ложную информацию. Не поверил, и когда во время репетиции вошла директор нашего оркестра и сказала: кажется, Дмитрия не стало. Я стразу же позвонил его близким людям, чтобы удостовериться. Но, к сожалению, на этот раз страшная новость оказалась правдивой. Кстати, слухи о смерти говорят о значимости Дмитрия. Если помните, о Высоцком еще при жизни много раз говорили, что он умер, и об Андрее Миронове. И Олега Даля несколько раз хоронили… Всех великих людей хоронят раньше почему-то. А Хворостовский был, безусловно, великим.


автор фотографий Дмитрия Хворостовского - Александр Паниотов 




Получай эксклюзив

Мы в социальных сетях

ГЛАВНОЕ


#Экономика

И снова вариации на тему... ...что кушать хочется всегда 

16.04.2018
#Обсуждаемое

Упрямый Телеграм Конфликт бывшего российского предпринимателя Павла Дурова с Российской властью получил беспрецедентное продолжение Конфликт бывшего российского предпринимателя Павла Дурова с Российской властью получил беспрецедентное продолжение

09.04.2018
#ГОРОД БЕЗ ПРЕДЕЛА

СКВЕРная история Вокруг Центрального парка развернулись нешуточные баталии. Врио губернатора Александр Усс высказал мнение, что парк, как таковой, Красноярску не нужен 

22.02.2018
#ГОРОД БЕЗ ПРЕДЕЛА

Арэг Демирханов: «Нельзя строить города квадратными метрами» Этим интервью с зодчим Красноярска, пожалуй, самым известным и старейшим архитектором города Арэгом Демирхановым, мы открываем рубрику «Город без предела»